Усть-Каменогорск
малооблачно
+20°
  • Усть-Каменогорск
    +20°
  • Алматы
    +25°
  • Нур-Султан (Астана)
    +22°
  • Актобе
    +30°
  • Форт-Шевченко
    +29°
  • Атырау
    +31°
  • Караганда
    +20°
  • Кокшетау
    +19°
  • Костанай
    +24°
  • Кызылорда
    +32°
  • Павлодар
    +19°
  • Петропавловск
    +20°
  • Тараз
    +26°
  • Уральск
    +24°
  • Шымкент
    +31°
$
449.76
+1.64
483
+1.90
¥
62
+0.17
5.05
Курсы Национального Банка РК

Звоните, если вы стали очевидцем происшествия, ваши права нарушены, или хотите поднять проблему

В ВКО женщина ушла из дома в Кризисный центр, спасаясь от собственного сына

Это история про безусловную материнскую любовь с неожиданной концовкой – мать вырастила сына и оказалась… в Кризисном центре

Усть-Каменогорск и ВКО / Усть-Каменогорск / В ВКО женщина ушла из дома в Кризисный центр, спасаясь от собственного сына
Фото:
Коллаж Depositphoto.com/Устинка LIVE

Когда сыну было два годика, Лилия Петровна (имена здесь и далее изменены по этическим причинам) выгнала мужа, когда тот осмелился поднять на нее руку. В молодости женщина не терпела такого отношения к себе. Все вложила в своего мальчика. Так и не вышла снова замуж. Когда у Вовочки были проблемы, он просто звонил маме и мама решала. Шли годы. Ее молодость улетучилась. Мальчик вырос, но стал ли мужчиной? Как-то Владимир привел в дом невесту: "Знакомься, мама: это Валя. Теперь она будет жить с нами!", передает корреспондент Устинка LIVE.

Валя оказалась на редкость расчетливой и наглой. Мать жениха быстро перестала быть хозяйкой в своей же квартире…

И "бумеранг" не помог…

Немного оставим эту историю (вернемся к ней непременно уже от первого лица) и окунемся в статистику: в Кризисное отделение для жертв бытового насилия города Усть-Каменогорска в год поступает более сотни женщин, которым требуется помощь в различных ситуациях. Нередко виной тому мужья - абьюзеры. Немного реже – родственники. Как констатирует психолог Кризисного центра Александра Романовская, к сожалению, многие женщины, которые проходят через Центр, возвращаются в него снова. Речь идет о 30% из общего числа. Они дают тирану еще один шанс… Даже после страшных побоев. Даже после угрозы жизни. Как в случае с Лилией Петровной.

Она работала, ухаживала за больной старушкой и подрабатывала парикмахером. Работящая – никогда не чуралась труда. Думала, что квартиру оставит сыну с невестой и будет жить отдельно от молодых. Но судьба распорядилась иначе.

В ковидный 2021 год, в сентябре, Лилия Петровна угодила на койку стационара с поражением легких 75% и инсультом. Женщину полностью парализовало. Два месяца в больнице врачи боролись за ее жизнь. Выкарабкалась. Заново научилась говорить, но работала всего одна рука. Забрали ее после выписки к себе сын с невесткой. В ее же квартиру. Однако кровать из комнаты продали, а лампочку выкрутили, мотивируя это тем, что за комуслуги женщина не платит. Лежала больная прямо на полу. Кормили, как собаку, дважды в день – утром и вечером.

Но жизнь славится интересными поворотами. Есть "правило бумеранга". В феврале сын женщины попадает в больницу с инсультом и предкоматозным состоянием. Но это ничему не учит невестку. Валентина и вовсе прекращает кормить свекровь. Плача, она признается звонившей подруге, что голодает уже третий день…

Я хочу начать с того, что все говорят, что у нас есть волонтеры и благотворительность, - говорит Лилия Петровна. - Я везде обращалась. У меня никого нет из родственников кроме сына. В 54 года случился инсульт. Парализация. Никому не нужна была. Всюду, куда ни обращалась за помощью, говорили: "У вас же есть сын!" Или: "А вот наша услуга будет стоить 5000 тенге, чтобы свозить вас в поликлинику!" И это волонтеры – это благотворительность. И только в Кризисном центре мне помогли! Начиная от директора и до психолога – тут все профессионалы. Это огромная работа – настроить человека, поднять его на ноги и поддержать. Они помогают стать сильнее перед горем и преодолеть его.

Спасение и восстановление

В Кризисный центр женщину привезли полицейские. Но до этого хлебнуть горя ей пришлось немало.

У меня лопнуло терпение, - плача вспоминает пожилая женщина. – Я три месяца не могла дозвониться участковому. Меня все "завтраками" кормили. Я с пола встать не могу, мне никто подгузник не меняет. Все было очень плохо. Я позвонила в полицию. Там мне сказали, мол, обращайтесь к участковому. А я им говорю, что уже три месяца звоню и добиться его прихода не могу. Сразу приехал полицейский и начал составлять заявление. А она (Валя) подошла ко мне и стала бить меня кулаком. Полицейский увидел, что все бесполезно, и сказал мне: "Собирайтесь! Поедете в Кризисный центр!" Сноха возмутилась. Но я была согласна хоть на Луну, хоть бы подальше. Издевалась она надо мной невыносимо.

Как рассказывает психолог Александра Романовская, женщину доставили в Центр в крайне истощенном состоянии.

Привезли ее к нам голодную-холодную, - говорит Александра Романовская. - Руки не работали. Она их разрабатывала - картошку чистила. Оформляли инвалидность, возили по поликлиникам, во ВТЭК. У нее не было денег. На тот момент она была не пенсионер. Трудоспособность - нулевая. Мы оформили хотя бы какие-то пособия, чтобы она могла хотя бы продукты купить. Оформили лекарства, чтобы она их получала бесплатно. Медиатора пригласили. Была беседа с сыном и суд со снохой. Суд вынес решение, что сноха должна была выехать.

Но сын потом сказал, чтоб я не разбивала семью, - добавляет Лилия Петровна. - Мол, мама потерпи полгодика, у нас кредит. Я терпела два года. Они один закрывали, другой брали. В месяц по 250 тысяч выплачивали, а квартиру себе не могли купить. Я предложила разъехаться и разменять жилье, но сын был против. Сказал: "Ты себе купишь квартиру, а мы будем в комнате в коммуналке? Нет! Мы пойдем на квартиру, деньги растратим, а квартиру не купим!"

Пришлось вернуться…

Вовочке 32-ой год. Он живет за счет мамы. 15 марта женщина поступила в Кризисный центр, а сын считает, что тут курорт и она здесь отдыхает и даже не звонит.

Я в реабилитационном центре была на восстановлении месяц, и он мне звонит: "Мама! А ты не устала там отдыхать?" Он вспомнил обо мне, когда у него деньги кончились, и жена ушла, - грустно вздыхает наша героиня. - Это все началось, когда я попала в больницу. Они не думали, что я оттуда вернусь. Я хотела найти работу и уйти отдельно жить. Однако все произошло иначе. Не думала, что я в своей квартире буду так жить…

Как отмечает Александра Романовская, сын с женой дома решили сделать ремонт и разнесли стены. Сейчас в туалете и ванной нет дверей. И они не считают нужным восстанавливать. Мамина квартира – она пускай восстанавливает!

В первый раз было заключено медиативное соглашение и в договоре значилось два решения – либо сын живет один с матерью, либо переезжает и как взрослый человек снимает отдельное жилье. Он согласился жить с матерью.

Однако невестка пришла через три дня, - отмечает Лилия Петровна. - И месяц она была как шелковая, а потом началось то же самое.

Второй раз женщина оказалась в Кризисном центре потому, что, по ее словам, сын в пылу ссоры сказал ей, что-то вроде того, что она, видимо, устала жить, а после заявил: "Поехали к нотариусу оформлять квартиру на меня!"

Лилия Петровна сразу набрала психологу Кризисного Центра и ей там сказали: "Собирайтесь, едем к нам. К нотариусу вы не едете!"

Она предложила вариант - продать квартиру и поделить средства пополам, и каждый себе купит жилье, - рассказывает Александра Романовская. - При этом, в квартире нет доли у сына. Он угрожал, что подожжет жилье, и сам бензином польется и там сгорит, чтобы она квартиру не продавала. А за новогодний стол, Лилия Петровна, сколько вы отдали?

Расплатилась как в ресторане - 25 тысяч тенге за три ложки салата и две конфетки. И за окрошку на следующий день, - говорит женщина. - Я ей сказала: "Ты так себя ведешь. Это моя квартира!" А она сказала, что это квартира моя только на бумаге…

У Володи, тем временем, по словам его матери, один аргумент: "Ты меня для чего рожала, если дать ничего не можешь?!"

Сын с невесткой забрали все документы на квартиру. Однако в Центре помогли подать на восстановление, и все бумаги оформили в ЦОНе.

Сейчас заключено новое медиативное соглашение. Владимир должен найти и купить матери жилье - комнату. Однако исполнят ли они его с невесткой – неизвестно. По словам психолога Александры Романовской, нередко бывали случаи, когда медиативные соглашения не исполнялись.

Мне все тут говорят, что нельзя быть такой доброй, и что лучше не будет. Меня все предупреждали, что будет хуже, но я верила в хорошее, - вздыхает Лилия Петровна.

Почему женщина, которая в молодости не могла терпеть к себе даже единожды плохого отношения от мужа, от сына готова была стерпеть все, что угодно? Вопрос, скорее, риторический… Хотя ответ на него у психолога нашелся: "Безусловная материнская любовь!"

Консультативный пункт Кризисного отделения для жертв бытового насилия работает с 8.00 до 20.00. Дежурный телефон психологической поддержки – круглосуточно, семь дней в неделю: 8 (7232) 77-19-22, +7-771-44-511-44. В соцсетях есть аккаунт Instagram: @krizis_nasilie_uka 

Если вы оказались в подобной или другой кризисной ситуации, звоните, пишите и ничего не бойтесь! Вам помогут!

Следующая →