/ Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
/ Рекламные блоки

Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов

В Восточном Казахстане несколько тысяч человек нуждаются в трансплантологической помощи, однако донорство в стране практически не развито
05 апреля 2020 года, 17:37 574 Галина Пестрякова
Новости Казахстана и регионов на сегодня. - Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
Источник: © Устинка LIVE Фото: © В. Иванов/Устинка LIVE
Вы когда-нибудь были в отделении гемодиализа? Нет? И не дай Бог. А мы - да. Ушли, мягко говоря, в подавленном состоянии. Глаза людей, находящихся на аппарате очистки крови, очень уставшие, полные безнадеги. Лица бледные - от землисто-серого до коричневого и желтого оттенков. Этим пациентам трудно говорить о своей беде, они не хотят, чтобы их "светили". Они в принципе уже ничего не хотят. Разве что только, чтобы все это поскорее закончилось и не понадобилось больше лежать в душных палатах среди таких же пациентов с потухшими взорами. Все эти люди нуждаются в пересадке почек, передает корреспондент Устинка LIVE.

Александру Герман

32 года. Мы удивились, узнав возраст мужчины, ведь выглядит он гораздо старше своих лет. Изможденный вид и коричневый цвет кожи мужчины буквально "кричат" о его болезни. Мимические морщинки показывают, насколько редко на лице появляется улыбка. Последние восемь лет своей жизни три раза в неделю - по понедельникам, средам и пятницам - Александр приезжает на гемодиализ в Усть-Каменогорск из поселка Первомайского по утрам на четыре часа. У него отказали почки. Причина банальна в буквальном смысле до слез – самолечение.

От ангины до гемодиализа - один шаг

- 12 апреля будет восемь лет, как нахожусь на гемодиализе, - рассказывает Александр. - Я работал в России, однажды поднялось давление и меня забрали в больницу. Взяли анализы и сказали, что у меня гломерулонефрит. Почки начали "высыхать". Приехал домой. С тех пор на аппарате по очистке крови. Могу сказать, что от этого никто не застрахован. Я лечил самостоятельно ангину, как обычно в детстве - мед, горячее молоко. Без антибиотиков. Был хронический пиелонефрит. Естественно, осложнение пошло на слабый орган. Первые два года было совсем плохо, даже в реанимации лежал. Давление было высокое. Сейчас получше.

На вопрос о том, как продвигается его очередь в листе ожидания по пересадке почек, Александр недоуменно пожимает плечами: "А есть ли смысл в этом листе ожидания? Я уже давно ни на что не надеюсь. Никому до этого нет дела. Никто не знает, как нам тяжело".

Мужчина - инвалид 1 группы с пенсией в 59 тысяч тенге, половина которой уходит на дорогу в больницу и обратно. А между тем у него есть семья - жена и двое детей.

- Так и живем, - говорит мужчина. - На лекарствах. Пью поддерживающие препараты, чтобы давление не поднималось. Таблетки то есть, то нет… У людей в нашей стране менталитет иной, чем, например, в той же России. Там не так долго ждут пересадку почек.

В Алматы и Нур-Султане делают такие операции и у нас могли бы, но сейчас все это "завернули".

Во время нашего разговора мужчина тихо, но оптимистично периодически повторяет: "Прорвемся!", успокаивая то ли самого себя, то ли излишне впечатлительную журналистку, и опускает глаза в пол… Верит ли он сам, что прорвется?

Философ Фридрих Ницше говорил: "То, что нас не убивает, делает нас сильнее". Так вот - людей на гемодиализе это не касается. Их организм год за годом становится слабее.

- Статистика средней продолжительности жизни больного на диализе - около 20 лет, потом он погибает от осложнений, - рассказывает региональный координатор трансплантологической службы по ВКО Сергей Белых. - Когда почки отказали, они не только не фильтруют кровь, но и не вырабатывают эритропоэтин - один из факторов, контролирующий образование красных кровяных клеток, гемоглобин постоянно падает. Кровь переливают литрами, а значит, возрастает риск заражения инфекциями, передающимися с кровью. Пациенты, лежащие на гемодиализе, имеют неестественный, серо-коричневый цвет кожи. Это оттого, что в организме накапливаются шлаки. Ведь процедура гемодиализа не заменяет почку полностью, не очищает организм от шлаков целиком, а удаляет лишь часть из них. После пересадки почек эти люди обретают нормальный вид спустя неделю.

Александр Герман при переливании был инфицирован гепатитом С. Прошел лечение, ждет результатов. Если диагноз подтвердится, сможет ли он с гепатитом претендовать на донорский орган? Оказывается, у нас это никак не регламентировано.

К слову, в Евросоюзе, в той же Латвии органы на трансплантацию забирают и у инфицированных посмертных доноров.

В таком случае почки больного гепатитом С пересаживают людям с аналогичным диагнозом.

- Пациент получал противовирусное лечение до операции и будет получать после. Это логично. ВИЧ-инфицированные органы также пойдут больному с ВИЧ. Он тоже имеет право на жизнь, как и любой другой человек, - отмечает Сергей Борисович.

Однако донорский орган, к сожалению, тоже имеет свой срок "службы". Пересаженная почка или печень может послужить новому хозяину от 10 до 15 лет, дав возможность активно прожить эти годы. Может быть, потом он вернется на диализ, а может, ему повезет и найдут новый донорский орган.

- В период, что пациент проведет с донорской почкой, он не будет три раза в неделю на 4-6 часов подключен к аппарату, и жизнь его не будет полна ограничений - когда ты не можешь попить воды вдоволь, сколько хочешь, потому что жидкость не уйдет из организма, - говорит Сергей Белых. - Именно потому на входе в диализный зал стоят весы. Больной взвешивается, приходя на процедуру, и, исходя из того, какую массу он набрал за два дня без аппарата, идет расчет программы гемодиализа - то есть решают, насколько его "осушить", сколько жидкости из организма забрать. Человек не только не может вдоволь напиться, но и не ощущает вкуса пищи - гибнут вкусовые рецепторы. Это невыносимо несчастные люди!

Репутация - под вопросом

С августа прошлого года в Казахстане не произвели ни одного мультиорганного забора донорских органов, а потому очередь в листе ожидания особо не двигается. Во многом виной тому так называемое нашумевшее "дело черных трансплантологов". На юге страны в 2017-2018 годах действовала преступная группа, осуществлявшая пересадку человеческих органов зарубежным пациентам. Организаторами были иностранные граждане. Донорами служили приезжие из Узбекистана, Кыргызстана и Украины, продававшие свои органы, в частности, почки по цене от 10 до 15 тысяч долларов состоятельным реципиентам из Израиля. По данным республиканских СМИ, за операцию по пересадке почки иностранцы отдавали клинике по 150 тысяч долларов. Стоит отметить, что торговля органами запрещена во всем мире. Главного подозреваемого - врача, осуществлявшего операции, задержали в мае прошлого года, и он до сих пор находится в следственном изоляторе, хотя, по мнению многих его коллег, оказался, что называется, "крайним" в этом непростом деле.

- Сидят хирурги, которые сделали свою работу - пересадили органы, - говорит Сергей Белых. - Но где те, кто привели этих доноров? Для того чтобы состоялась операция трансплантации, оформляется куча бумаг. Донор приносит справку от психиатра, что он в здравом уме и твердой памяти, от медицинского психолога, что он не находится в состоянии аффекта и так далее, нотариально заверенное свидетельство о том, что он делает это безвозмездно, и заключение этической комиссии, которая это подтверждает, а также констатирует, что решение принято без принуждения или давления со стороны.

Провернуть такое дело оказалось возможным благодаря лишь одной статье в Кодексе "О здоровье".

- Донором может быть близкий родственник: родители, дети, братья, сестры (полнородные и неполнородные), дедушки и бабушки, внуки. Но есть понятие "эмоциональный родственник" - это, например, друг. Под эту статью и подвели операции, проводимые в ЮКО, - объясняет Сергей Белых. - Однако в новом проекте Кодекса "О здоровье" ее уже нет, и только этим он и отличается от старого. Также нет решения в отношении парного донорства. Это когда, допустим, муж хочет отдать почку жене, но у них тканевая несовместимость. Есть еще такая же пара - муж и жена, которые также несовместимы, но у этих пар совпадает перекрестная совместимость, и тогда пересадка возможна и оформляются документы - это законно.

Между тем в народе пошли пересуды на тему "как бы не разобрали на запчасти", "реанимировать не станут в случае чего". На врачей, занимающихся забором органов, и без того поглядывали искоса, а теперь они и вовсе боятся подходить к родственникам умершего, чтобы спросить их о разрешении на изъятие. Потому что боятся, кроме категорического отказа, услышать в свой адрес нелицеприятные высказывания и агрессивные выпады со стороны близких умершего.

- В листе ожидания по РК состоит 2758 человек, - поясняет Сергей Белых. - Это цифры службы трансплантологии и трансплант-координации, которая ведет учет реципиентов, доноров и статистику листа ожидания, а также занимается распределением донорских органов. У нас, к сожалению, распределять пока нечего. Это данные середины прошлого года. На сегодня они примерно такие же.

Спасти семь жизней

Один посмертный донор может подарить жизнь семи(!) людям. Он дает две почки, печень, сердце и легкие, также роговицу. Задумайтесь. Посмотрите фильм с Уиллом Смитом в главной роли - "Семь жизней". Это кино с правильным посылом.

- У нас в стране пересаживают почки, печень, сердце, легкие и комплекс-сердце/легкие, поджелудочную железу и была единичная работа по пересадке тонкого кишечника, - продолжает Сергей Белых. - Живой донор может поделиться одной почкой, частью печени. Но есть опасность осложнения жизни с одной почкой. Потому в преимуществе развитие посмертного донорства. Во всем мире его соотношение примерно 80% (посмертное) к 20% (живое). В трансплантологии есть такой показатель - количество посмертных доноров на один миллион населения. У нас он 0,5 - на один миллион населения. Рядом с нами Гватемала и Никарагуа - вот уровень развития нашего общества. Лидер в посмертном донорстве - Испания. Их показатель - 46,9. То есть 46-47 посмертных доноров на 1 миллион населения! Если говорить о религии - когда многие дают отказ, объясняя его именно религиозными убеждениями, то это глубоко религиозная католическая страна. На втором месте - Хорватия - 33 посмертных донора, а на третьем - США - 32 посмертных донора на миллион населения.

К сожалению, Казахстан в вышеназванном списке всех стран мира среди последних - третий, если считать снизу. Врачи-трансплантологи бьют в набат - под угрозой жизни сотен пациентов в листе ожидания.

- В Белоруссии, например, служба трансплант-координации грамотно поставлена, там не страдают от недостатка донорских органов. Граждане этой страны поняли, насколько это важно - жертвовать своими органами после смерти. Поэтому средний срок ожидания донорской почки занимает четыре месяца, - говорит трансплантолог. - У нас в Казахстане ситуация такова, что человек, скорее всего, так и умрет, не дождавшись донорского органа.

Без права на ошибку

Стоит отметить, что страхи населения беспочвенны. Процедура трансплантации контролируется государством законодательно. Изъятие тканей и органов у посмертного донора не допускается, если организация здравоохранения на момент изъятия поставлена в известность о том, что при жизни этот человек либо его супруг (супруга), близкие родственники или законный представитель заявил о своем несогласии. При этом в стране действует модель презумпции согласия на посмертное изъятие тканей и органов после смерти для трансплантации.

- При Минздраве РК есть Республиканский Центр координации трансплантации. Он взаимодействует с медорганизациями первичной сети, санитарной авиацией, донорскими стационарами, центрами трансплантации и лабораторией тканевого типирования, где подбирают пары на совместимость - донор - реципиент. Донорских стационаров в РК насчитывается 37, в том числе и Восточно-Казахстанский областной специализированный медицинский центр. Здесь мое утро начинается с получения информации о том, была ли за ночь зарегистрирована клиническая смерть головного мозга, есть ли у нас потенциальные доноры или нет, - рассказывает Сергей Белых. - Все регламентировано приказами Минздрава, согласованными с органами юстиции. Никакой самодеятельности со стороны врачей и трансплант-координаторов быть не может.

По РК на сегодняшний день работает пять центров трансплантации: Национальный центр кардиохирургии в Нур-Султане, где проводят пересадку сердца и легкого, также НЦ трансплантологии и онкологии, Центр материнства и детства, Научный центр хирургии им. Сызганова, бывшая облбольница в Актобе и НИИ глазных болезней, где пересаживают роговицу в Алматы и Нур-Султане.

- Служба транспланткоординации при Министерстве здравоохранения РК сформирована в 2012 году, и в ней работают три специалиста-трансплант-координатора республиканского уровня. Лишь у них есть доступ к донорской базе, - продолжает врач. - Отметим, каждый гражданин может разрешить или запретить использование своих органов или тканей после смерти, оформив это документально, эти данные внесут в базу. За прошлый год в стране проведено 193 трансплантации органов (почка - 113 - от живого донора и 13 - от трупного, печень - 34 - от живого, 6 - от трупного, сердце - 9, легкое - 4, роговица -14). Это очень мало. Для сравнения, в США в прошлом году провели 12 тысяч.

В 2016-2017 годах служба трансплантации в РК пошла на взлет, но после известных событий в прошлом году все пошло на спад. Мы стараемся лишний раз не поднимать эту тему. У людей мнение, что органы нужны только, чтобы улучшить жизнь богатым, продать за огромные деньги. Но во всем мире трансплантация органов бесплатная. Люди, которые нуждаются в пересадке, это инвалиды. Откуда у них деньги?

Опасения по поводу того, что вероятен сценарий "разбора" пациента на органы, "пока тепленький", не подтверждены ничем. Донором может стать только человек, чья смерть официально зарегистрирована. Для этого нужна констатация смерти мозга - непростая процедура, зависящая от многих факторов - от базовых критериев до дополнительных исследований - электроэнцефалография, церебральная ангиография, ЯМР-ангиография, доплеровская ультрасонография, сцинтиграфия.

- То есть мы не имеем права ошибиться и смерть мозга должна быть доказана комиссией врачей - анестезиолог-реаниматолог, невролог, нейрохирург. Кто-либо из трансплантологов к диагностике смерти мозга не допускается, чтобы исключить лоббирование интересов трансплант-службы, - подчеркивает Сергей Белых. - Если родственники не против изъятия органов, начинается срочное обследование потенциального донора. Обязательна проверка на инфекции - ВИЧ, гепатиты, сифилис и другое. Выясняется наличие клинических диагнозов. И если человек не инфицирован, тогда механизм запускается. Я сам участвую в этих операциях, и когда трупную почку подключаешь к кровотоку и она на третьей минуте начинает давать мочу - это бесценно. Посмертное донорство - благое дело. Или эту почку закопать с телом, или вот она - живая - очищает организм нового хозяина. Это же здорово - спасти человека.

В Казахстане в 2018 году зарегистрировано 775 человек с диагнозом: смерть мозга. В 2019 году - 924. При этом в прошлом году произвели всего 9 мультиорганных заборов. Причинами того, что трансплантация не состоялась, стали инфекции, выявленные у доноров, и в большинстве своем категорический отказ родственников. В листе ожидания в РК - более 2500 человек. За этими цифрами - жизни реальных людей, таких, как Александр Герман. Скольких из них можно было бы спасти только за последние пару лет?

Пока человечество не придумало иного способа добыть замещающий орган, нет других способов помочь нуждающимся в пересадке, кроме трупного донорства. Все мы смертны. Вопрос лишь в том, когда и от чего. Каждому из нас важно оставить после себя что-то на этой Земле, чтобы помнили. Так не резоннее ли подарить этому миру часть себя, дав шанс на жизнь еще кому-то? А может, даже семерым.

P.S. Как сообщили в Управлении здравоохранения ВКО, больным, находящимся на гемодиализе, а также проходящим химиотерапию и другое обязательное для поддержания жизнедеятельности лечение, выдадут спецпропуска для въезда в областной центр и выезда из него. Об их получении можно узнать в медицинских организациях, где пациенты проходят лечение.

Статистика

Лист ожидания нуждающихся в трансплантации в ВКО:

  • почки - 247 (3 из них дети)
  • печени - 18
  • сердца - 9


Количество изъятых посмертно донорских органов в РК в 2019 году всего 46:

  • Почка: 13
  • Печень: 6
  • Сердце: 9
  • Легкое: 4
  • Роговица: 14


За 2019 год в РК - 9 мультиорганных заборов.
  • в РФ - 639
  • в США - 11 648


В тему

Гемодиализ - метод внепочечного очищения крови при острой и хронической почечной недостаточности. Во время гемодиализа происходит удаление из организма токсических продуктов обмена веществ, нормализация нарушений водного и электролитного балансов.

Мнение

Презумпция согласия. За или против?

Совершенно разным людям мы задали вопрос: как они относятся к тому, что в Казахстане существует презумпция согласия на посмертное изъятие органов или тканей для трансплантации. На чьей они стороне? На стороне живых, которым это важно, ведь потенциально все под угрозой того, что им может понадобиться новый, здоровый орган взамен старого - изъеденного болезнью, или мертвых, которым уже все равно. Что примечательно, мнение большинства - за трупное донорство и за презумпцию согласия на изъятие своих органов или тканей для их дальнейшей трансплантации. Выходит, что наше общество частично все¬таки созрело для принятия важных и верных решений?

Инна, 33 года, менеджер:

- Однозначно ответить на этот вопрос сложно, так как у каждого человека есть свои предубеждения и вероисповедание. С одной стороны, это своего рода реинкарнация в другом человеке и благое дело, если органы умершего кому¬то спасут жизнь. Но пока лично мой мозг отказывается принимать такую реальность. Главное, чтобы после нововведений в Кодексе "О здоровье" не началось "искусственное" завышение числа "умерших". И речь даже не о медицинских учреждениях. Эта тема должна быть настолько проработана, чтобы ни у одного человека не возникало даже мысли о своей незащищенности в этом плане. Возможно, тогда отношение к трупному донорству у многих поменяется в положительную сторону.

Жанар, 26 лет, педагог:

- Думаю, что могла бы спасти чью¬то жизнь после смерти, потому я только за то, чтобы отдать свои органы кому¬то, ведь когда меня не станет, мне будет уже все равно, а кому¬то мои почки, легкие, сердце дадут возможность жить. И потом, я все¬таки считаю, что на том свете судить нас будут не за то, что мы пришли туда не такими, какими были созданы, а по нашим делам. И пусть они будут добрыми.

Сергей, 34 года, энергетик:

- Считаю, что если у нас есть острый дефицит донорских органов и это жизненно важно для пациентов и других вариантов для спасения нет, то нужно применять трупное донорство. Но есть один нюанс, если введут этот закон в действие, ради наживы людей могут убивать

Алексей, 18 лет, студент:

- Я за презумпцию согласия и за трупное донорство в целом, потому что эта мера, если она будет массово поддержана, позволит спасти жизнь многим людям. Никто не застрахован от того, чтобы не встать на очередь в лист ожидания. Возможно, это и мне когда-то спасет жизнь.

Кайрат, 42 года, работник сферы культуры:

- Я категорически против трупного донорства по религиозным соображениям, ведь каким тебя Господь создал, таким ты целым к нему и должен прийти. Нельзя нарушать Закон Природы. С чем пришел в этот мир, с тем и уйду.

Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов
Почему в Казахстане делают так мало операций по пересадке органов

Загрузка...

Получайте уведомления от Устинка Live