Зона конфликтов

24 июня 2017 года, 13:20 205
. - Зона конфликтов
Сегодня, пожалуй, ни одна из сфер нашей жизни не критикуется так, как здравоохранение. Мы возмущаемся бесконечными очередями, тем, что из нас «выкачивают» деньги, тем, что нет талонов, тем, что нас неправильно лечат… В минувшие выходные отмечался День медицинского работника. И мы решили дать возможность врачам высказать свое отношение к обществу, к той ситуации, которая сегодня складывается вокруг самой важной его части – здравоохранения.

Откровенно озвучить свое мнение по самым болевым точкам согласился заместитель главного врача областной больницы, доктор медицинских наук Борис Викторович Галич.

Платно или бесплатно?

Совсем недавно (по историческим меркам, конечно) вся медицина была у нас бесплатной. И мы шли к врачам, даже не задумываясь, сколько денег лежит в кошельке. Сейчас – совсем другое дело. Бесплатная помощь вроде бы есть, как и бесплатные лекарства, как и бесплатные анализы, но воспользоваться ими крайне непросто.
- МРТ в нашем Диагностическом центре работает в две смены, надо будет - в три поставим. Если будет плательщик. Кто-то должен заплатить. Сам человек или кто-то за него, ничего бесплатного нет, - уверен Борис Викторович.
Например, Казцинк оплачивает и диагностику, и лечение своих сотрудников. И не только он. На столе врача лежало гарантийное письмо от одного крестьянского хозяйства области, чьи сотрудники тоже знают - за них все заплатят. Но большинство из нас работают на обычных предприятиях, и у нас одна надежда – на государство. Или на себя...
- Наша больница могла бы делать гораздо больше, но государство покупает у нас не все. Есть услуги, где мы сегодня в регионе монополисты - кардиохирургия, большая абдоминальная, торакальная хирургия, ряд операций в гинекологии. И мы считаем те объемы, которые необходимы, чтобы пациент, который нуждается в сложной операции, не оказался без нее. Оплачиваются только самые сложные, дорогостоящие, - рассказывает Борис Викторович. - На все остальное, мелочевку, остается очень мало. Например, полип толстой кишки - их 31 операция в год по бюджету, а нужны тысячи. Поэтому 31 бесплатная - для социально незащищенных групп, инвалидов, многодетных матерей и т. д. Эти несложные, подъемные по цене операции могут делать и в других больницах, районах… Государство тоже не может взять все на себя, потому и введена законодательно сооплата.
Другой вопрос – точно знать, что платно, что нет. Например, в разных СВА Усть-Каменогорска своим прикрепленным больным оказывают разный объем услуг за счет государства. Где-то и УЗИ бесплатно, а где-то и за анализ крови берут. Детям все бесплатно? Увы. Сына после школьного медосмотра направили к окулисту. В регистратуре нашей поликлиники «посочувствовали»: «Окулист в отпуске до сентября. Хотите - идите в город к платному врачу». И только поход к заведующей решил вопрос – нас перенаправили в ЦМиР. Здесь, по мнению, Галича, дело в другом – отсутствии стандарта. Точнее, в том, что этот этап – введение стандарта на медуслуги – пока декларируется, не более того.

Шаг влево, шаг вправо

- Мы воспитаны как? Врач - гуманная профессия, лечить – искусство, и вдруг нас с этой высоты, «божественности» опускают до уровня услуг. Вы оказываете услуги. Я официант? Психологически медикам это сложно, хотя, по сути, в этом понятии нет ничего дурного. Мы действительно оказываем услуги, потому что там есть стандарт, - рассуждает Борис Викторович.
Раньше советские врачи получали серьезное академическое образование, но при этом эмпирически подходили к тому, как лечить. То есть на уровне опыта,а опыт разных врачей отличался.
- В начале моей практики было много недовольства и пациентов, и руководства по поводу моих принципов лечения ОРВИ. Я считал, что нужно дать больничный без антибиотиков. Только покой и обильное питье, - вспоминает Борис Галич. - Наблюдал. По стандарту пять препаратов, потом отменил один — не влияет, отменил второй — не влияет, и так далее. Потом пришел к выводу, что поговорка права: ОРВИ, если лечить, проходит за семь дней, а если нет — то за неделю. Но это было искусство. Сейчас есть стандарт, который говорит не только мне: нельзя антибиотик, пока не получишь результат флоры баканализа и не увидишь чувствительность. Во всем мире работают сейчас так
Он нашел любопытные результаты американского исследования: соблюдение стандарта лечения позволило уменьшить смертность больных на 15%. При этом соблюдение стандартов лечения привело к тому, что в 5% случаев развились иные реакции и пациенты умерли. Но в плюсе 10%! Интересно, что в США два года назад был принят новый стандарт врача - специалист по персонифицированной медицине. То есть это врач, который может отходить от стандарта, имеет право принимать решения.
- Мы на уровне введения стандарта, мы еще не соблюдаем его, - считает Борис Викторович. – Потому что не должно быть хотите - не хотите (мой терапевт в СВА постоянно так говорит: хотите, сделайте и этот анализ, если хотите – прим. автора). Направляют вас к окулисту, а мазок где? А это где? Как я поставлю диагноз и назначу верное лечение?
И если в лечении на Западе «доросли» до отказа от стандарта, то у нас он как основа, первичная стадия. Ведь в оказании медпомощи две стороны — не только диагностика и лечение, но и менеджмент, то есть сам процесс попадания к врачу, четкое разделение нашей сооплаты и ГОБМП и т.д. То, где у нас сейчас «каша».

Кто последний?

Набивший оскомину вопрос – очереди к врачам. Жалуются пациенты, проверяют коридоры больниц и возмущаются общественники, акимы в пух и прах разносят главврачей за огромные, за месяц, записи на прием…
-У меня есть собака, рядом с домом поле, и как бы я не обрабатывал, она «собирает» там клещей. И мы решили ее подстричь, - рассказывает Борис Викторович. - Позвонил, а мне говорят, только через три недели запись. Но тогда будет неактуально - можем потерять собаку. Нашли окно, я подошел, а специалиста нет. Говорят, она задерживается на час, неотложные дела. Мы погуляли, дождались. Нормально. А у нас? Звонит пациент, ругается: две недели не могу записаться, а мне нужно попасть к врачу! Говорю, хорошо, в течение недели найдем вам окно (бывает, люди записались и потом отказываются). Даю своим задание. Перезванивают ему: послезавтра нашли вам окно. А мне не нужно послезавтра, я хочу сегодня! Понимаете, на первом месте не потребность пациента в приеме врачом, а «хочу»! 80% пациентов в экстренной помощи не нуждаются, он мог месяц подождать, мог три месяца назад записаться и прийти. И это нормально. Доктор знает, что вы придете, вы знаете, что нужно сдать к этому времени такие-то анализы.
Те, кто общался с иностранцами, наверняка слышали, что за рубежом и записываются к врачу (узкому специалисту) за месяц, а то и три. И никто не возмущается.
- Да, нас ругают за очереди. Мы видим отсутствие четкой позиции со стороны власти - положено бесплатно, как это так? А ты создай условия, чтобы не было очередей! Ведь люди работают на полторы-две ставки. Пашут. Я смотрю иногда на наших неврологов, и я с ними даже разговаривать не могу. Потому что вижу - после трех суток работы он не слышит меня. И я вижу ошибки, которые он допускает в бумагах, и я молюсь: хорошо, что он не ошибся в тот момент, когда у него был пациент, что он смог сконцентрироваться и оказать помощь. Потом фаза расслабления, и тут я: у вас не так написано! Ему не до моих бумажек, просто уснуть бы, прикорнуть где-нибудь. Мы спокойно терпим и ждем, когда нам нужно попасть к хорошему парикмахеру. Относитесь к врачам, как к парикмахерам, с таким же уважением!
К слову, возможность поскандалить в очередях для некоторых — единственная оставшаяся отдушина.
- В ЦОНе, в большинстве госучреждений не поскандалишь, в магазинах - тоже повода нет, плати деньги и бери все, что хочешь. Мы сами в бутики не пойдем, если там цены высокие, чтобы не унижаться, - считает Борис Викторович. - У нас есть ряд больных, которых знаем в лицо. В одном окне не получилось регистратора «завести» - он пойдет в другое. Там не вышло - он толпу перед окнами заведет, но получит свое. Организации здравоохранения - сейчас единственное место эмоциональной разрядки психологических вампиров. Он знает про эту очередь, ради этого и пришел.

Наш путь

Так куда двигаться нашей медицине? Попытки анализировать и использовать опыт тех или иных стран наталкиваются на менталитет, культуру, восприятие мира.
- У нас можно плюнуть на улице, у них нельзя. У нас можно не рассчитаться, проехать на красный свет - у них нельзя. У них принята благотворительность, у нас - коррупция. ФОМС - хорошая идея была, но разворовали деньги. Не в медицине дело. Она крайняя, а нам социум менять надо, - считает Борис Викторович.
Зарубежные коллеги удивляются нашей медицине. В хорошем смысле - и талантам врачей, и новому оборудованию, и многому другому. Наша главная беда - система менеджмента и потребительская отношение к врачам и своему здоровью И если мы будем хотя бы пытаться что-то изменить в этом плане, то, возможно, люди перестанут бояться врачей и видеть в них вымогателей, которые говорят: «Жизнь или кошелек!».
Теги:

Обсуждение

При размещении комментариев к публикациям, ознакомтесь пожалуйста, с правилами сайта.
Мы напоминаем вам о необходимости уважать собеседников.

Новости по теме

другие Новости раздела

наверх