Ёлки-палки, или Лес рубят, щепки лежат

12 июня 2017 года, 12:16 180 Асем Ожарова
. - Ёлки-палки, или Лес рубят, щепки лежат
В редакцию «Устинки плюс» обратились фермеры окрестностей Риддера. Вот уже несколько лет они не могут собирать в лесу никому не нужные сухие ветки и сломанные деревья. Чревато.

Свое крестьянское хозяйство Владимир Жуков содержит в 20 километрах от Риддера. Кругом тайга, рассказывает мужчина, и, ясное дело, все завалено лесным хламом - ветром и снегом обломанными деревьями, упавшими в траву сучьями. Столько мусора в чащах, что не везде и пройти можно. Впрочем, что для леса - сор, для хорошего хозяйственника - добро. Чем - подтопить печку, чем - подлатать забор. Вот только подбирание с земли даже маленькой веточки для местных жителей может обернуться самыми неприятными последствиями.

Палки в колёса

- Сгниет, но не трожь! - лишь качает головой Владимир Степанович. - Запрет на сбор лесного мусора довел нас, крестьян, до ручки.
Раньше, вспоминает мужчина, все было иначе - за уборку этого хлама государство даже платило деньги. Потом стали приучать культурно выписывать дрова, но стоили они копейки. Теперь сбор вязанки хвороста в лесу превратился в настоящее испытание.
- Для начала нужно выписать лесорубочный билет, - рассказывает Владимир Жуков. - А это значит поехать в город, в лесхоз, написать заявление, подписать его у начальника, оплатить, потом отметиться в участковом лесничестве. Дальше едешь на деляну, которая находится еще дальше от хозяйства. Пробился в нее - слава богу, потому что дорога в лесу - лишь для вездеходов. Пили, таскай и старайся выбраться с деляны в тот же день. Если не успел, то неприятности гарантированы - билет отмечен номером машины и числом вывоза дров. Если тебя вытащили назавтра и билетом со вчерашней отметкой, то уже нарушитель и тебя с распростертыми объятиями примет экологическая полиция.
Вот и не хотят таких мытарств крестьяне, подытоживает мужчина. Таких хозяйств в Риддере, которые расположены в глухой тайге, около 20. Буквально под ногами у фермеров лежат кубометры гниющего дерева, но трогать их можно, пройдя лишь девять кругов бюрократического «ада». Почему лесной мусор вдруг превратился в золото, недоумевает Владимир Степанович, и кто вставляет палки в крестьянские колеса?

Только за деньги

В Восточно-Казахстанской территориальной инспекции лесного хозяйства и животного мира рассказали - тому, что риддерцы называют «палкой», а официальные лица - изменениями в законодательстве, уже восемь лет.
- В конце 2008 года вышел Налоговый кодекс, и определил виды лесопользования, за которые взимается плата, - пояснил и.о. руководителя ведомства Санатбек Китапбаев. - Кроме заготовки древесины, среди них оказалась и заготовка второстепенных древесных ресурсов - коры, ветвей, пней, корней, кустарников.
Началось с того, пояснили в инспекции, что в том году государство обязало госучреждения, лесхозы, платить налоги за лесопользование. Раньше такого «оброка» не было, потому лесхозы могли отпускать древесину местным жителям безвозмездно. А теперь - с чего платить налоги? Законодатели «докумекали», что лесная захламленность - это вполне себе ликвид, то есть то, что можно продавать населению, а значит и платить с этих денег налоги.
- Платой за лесные пользования теперь не облагается только древесина, получаемая от рубок ухода (осветление, прочистка) и рубок, связанных с реконструкцией малоценных насаждений и формированием ландшафтов, - добавляет Санатбек Китапбаев. - Но их объем не значителен и не позволяет обеспечить население топливной древесиной. Таким образом, Налоговый кодекс не предусматривает обеспечение местного населения бесплатной топливной древесиной.
Риддерцы между тем недоумевают - как это соответствует Лесному кодексу страны, в частности статье 91: «Обеспечение потребностей местного населения в древесине осуществляется при наличии от него заявок за счет реализации государственным лесовладельцем древесины, заготовленной с участием местного населения при рубках промежуточного пользования и прочих рубках. Обеспечение топливной древесиной может осуществляться также за счет уборки внелесосечной захламленности в местах, определяемых государственным лесовладельцем, на безвозмездной основе при наличии заявок»?

Норма Лесного кодекса с введением Налогового перестала действовать, объяснили в инспекции. Да, жителям кое-что «оставили» - разрешено собрать немного грибов, ягод или орехов. Но за дрова, будь то пышущее здоровьем дерево или пожухшая трухлядь, будь добр плати.

Семь раз посчитай

В Палате предпринимателей Риддера о сложностях своих подопечных знают. Но винить лесхозы, «гоняющие» крестьян из тайги в город и обратно, тоже не могут.
- Госучреждения работают в рамках закона, - говорит председатель Василий Русин. - Их также контролирует прокуратура, и не одна. Чтобы удовлетворить заявку крестьянина на сбор захламленности и выписать ему лесорубочный билет, они должны проделать огромную работу: запланировать средства на разработку проекта на этом участке леса, разработать сам проект, подтвердить его актом, что там действительно захламлено и так далее.
Законодатели, считает предприниматель, наверное, хотели как лучше - сберечь природу, не так много лесов в Восточном Казахстане. Но своими благими намерениями слишком «зарегулировали» эту сферу. Ситуации отныне порой доходят до абсурда.
- Буквально на днях у нас был сильный ветер, - рассказывает Василий Русин. - Повалило несколько старых деревьев, и они перегородили дорогу. Наши пасечники в результате не могли попасть к себе «домой». Обратились в лесоуправление, а там разъясняют все то, что мы «обрисовали» выше. Просто так убрать этот ветролом с дороги нельзя - нужно обследовать этот выдел, заактировать, просчитать объем, сколько там кубов, куча, куча работы, и только потом выписать лесной билет.
В лесной, на самом деле деликатной, сфере авторы законов часто перебарщивают.
- К примеру, раньше были разрешены санитарные рубки, - рассуждает руководитель Палаты. - Но, возможно, из-за каких-то случаев злоупотребления Минсельхоз объявил мораторий с 2017 года на четыре года на вырубку хвойных пород. А ведь наукой подтверждено, что лес нуждается в обновлении, в своевременной уборке...


Порасторопнее надо быть

Выходов из ситуации в Палате видят пока два. Во-первых, нужно если не «откатывать» законодательство, то хотя бы дать какую-то степень свободы лесхозам, чтобы они могли более оперативно реагировать на запросы и обращения крестьянских хозяйств. Это может сделать только Министерство сельского хозяйства при настойчивом желании и упорстве самих фермеров.

Процесс этот, как водится, небыстрый, а потому крестьянам предлагают и самим стать более расторопными.
- Инициатива должна быть и от хозяйств, - уверен Василий Русин. - Необходимо заранее определяться с участками, где хотели бы собрать захламленность и заблаговременно подавать заявки.


Между тем, и исполнители - территориальная инспекция лесного хозяйства — согласны, что вопрос, с которым их столкнуло законодательство, совсем не однозначный.
- С одной стороны, почему бы дачнику не собрать сухого хвороста? - размышляют в ведомстве. - Но нельзя.
В инспекции сообщили: «Ежегодный объем по уборке ликвидной захламленности составляет 51 тысячу кубических метров. Большая часть его остается в лесу невостребованной из-за удаленности участков, на которых запланированы рубки, от населенных пунктов и дорог...».
Теги:

Обсуждение

При размещении комментариев к публикациям, ознакомтесь пожалуйста, с правилами сайта.
Мы напоминаем вам о необходимости уважать собеседников.

Новости по теме

другие Новости раздела

наверх