Дела сердечные

10 февраля 2017 года, 15:30 666 Асем Ожарова
. - Дела сердечные
- В 2013 году в Областной больнице мне прооперировали сердце, - вспоминает Александр Лихачев. - Разрезали грудину, после операции сшили...
Рассказывая, мужчина пересаживается с кресла на корточки - так, говорит, меньше болит.
- Сразу после операции она начала расходиться, - продолжает Александр Иванович. - Скобы вылезли наружу, кровоточило.
Врачам пришлось снова взяться за скальпель, и заново скрепить разошедшуюся грудину. Александр Лихачев показывает снимок - на нем грудь мужчины больше похожа на трудно разбираемую вязь из костей и проволоки, чем на иллюстрацию из учебника анатомии.
- Вы посмотрите - будто тупым топором рубили, низ вообще разбитый, - говорит мужчина. - Проволокой все смотали. На ней теперь моя грудная клетка и болтается. Боль такая, будто горячую сковороду сверху положили. А из-за боли поднимается давление.
Александр Лихачев рассказывает - часто вызывает «скорую», медики только ставят укол и сбивают давление. А если и увезут в больницу, то оттуда мужчину отправляют назад, домой.
В поисках облегчения Александр Лихачев пытался достучаться до докторов, которые его оперировали.
- Хирург порекомендовал мне сделать томографию грудной клетки, - продолжает мужчина. - Вместе с травматологом они долго разглядывали снимки. Потом пошли к заму главврача. Тот мне прямо сказал: «Если снова делать операцию - 50% вероятности, что вы на столе умрете, и 50% - что в реанимации». Конечно, у меня внутри килограмм проволоки намотан, сердце порвется.
Такая злость взяла, рассказывает Александр Лихачев, что он не вытерпел и отправился прямиком в прокуратуру. Надзорщики «спустили» жалобу в областной Департамент Контроля медицинской и фармацевтической деятельности, где провели проверку, и вины докторов в нынешнем состоянии Лихачева не обнаружили.
- Но я в глаза не видел эту комиссию! - негодует мужчина. - Они бы посмотрели на меня! Дышу, а у меня «хыр-хыр» - ребра ходуном ходят. Если бы не жесткий корсет, что постоянно на мне, развалился бы на куски.

Вины нет

Если бы врачи облегчили ему страдания, признается мужчина, он бы не стал заходить так далеко. Но «не облегчили» - и Александр Лихачев обратился в суд с требованием возместить ему моральный ущерб. Он считает, что помочь ему можно - аккуратно отделить сросшуюся с мышцами проволоку, зачистить кости и заново собрать, но уже на специальную пластину. Но такие операции в Казахстане не делают, а в Германии или Израиле она стоит крайне дорого - 300-400 тысяч евро.

В суде назначили провести еще одну экспертизу - на сей раз судебно-медицинскую.
- Которая тоже прошла без меня, - сетует Александр Лихачев. - В акте было написано, что я куревом и кашлем порвал грудную клетку. Но ведь разрыв пошел сразу! Судья целую лекцию о вреде курения прочитала. Мол, я 45 лет курил, с 7 лет. Но почему тогда анализы показывают, что в легких у меня чисто? Вот и получилось, что я не смог ничего доказать…
В суде первой инстанции иск Лихачева отклонили. Апелляционная коллегия оставила это решение без изменений - вины Областной больницы в причинения вреда здоровью истца нет.
Главное – живой.

Впрочем, сами врачи, которых мужчина пытался обвинить в халатности, говорят - напрасно Лихачев не видит «табачного» бревна в своем глазу.
- После операций на сердце есть несколько факторов, которые могут приводить и приводят к расхождению грудины, ее нестабильности, - пояснил заместитель главного врача по лечебной работе Толеген Жигитаев. - Курение, заболевания легких, сахарный диабет. К примеру, у курящего риск расхождения на 10-15% выше, чем у некурящего.
В данном случае, объясняет врач, это и сыграло роль - легкие поражены, после операции начинает активно отделяться мокрота, пациент откашливает ее. А каркас, который искусственно создается хирургом, должен быть в покое, чтобы срастись.
- Плюс к этому мы заставляем пациентов после операции два-три месяца спать на спине, - поясняет кардиохирург Едил Ботабаев, оперировавший сердце Александра Лихачева. - Если лежать на боку, грудина тоже сдвигается, это чисто механический момент. Здесь тоже были погрешности. Это привело к тому, что грудина во многих местах сломалась. Мы сделали Александру Лихачеву повторную, сложнейшую, операцию - пластику грудины. Вновь скрепили ее, теперь уже и вдоль, и поперек.
От этого, объясняет врач, такой сложный и пугающий рисунок на снимке, а не от «топора».
- Мы понимаем его боль и обиду, - говорит Толеген Жигитаев. - Он просил помочь заново срастить грудину, но риск такой операции крайне высок, исход может быть фатален.
Александр Лихачев уже стоял у такого «порога».
- Я искренне не понимаю, почему он так настроен, - говорит кардиохирург. - Ведь если бы не эта операция на сердце, он бы вряд ли пережил второй инфаркт. Но он живет, это главное.
Только на что жить, Александр Лихачев, и не предполагает.
- После операции мне дали II группу инвалидности, а в 2015-м установили III-ю, - говорит мужчина. - Пособие 20 тысяч, до пенсии еще 10 лет. Мне не III и не II, а I группу надо ставить. Как я могу работать, если мне больше пяти килограммов поднимать нельзя? Из-за этого у меня и неприятности в семье. Мне никто не верит, на вид - здоровый, а внутри?
Александр Лихачев, впрочем, сдаваться не намерен. В январе после очередного скачка давления он написал заявление в полицию. Стражи порядка, впрочем, заявление оставили без рассмотрения.
- Состава уголовного правонарушения в действиях хирурга Ботабаева не установлено, - пояснили в ДВД ВКО.
Однако мужчину обнадеживают в областной прокуратуре.
- Александр Лихачев, если не согласен с решениями судов, вправе обратиться в Верховный Суд РК с ходатайством об оспаривании указанных судебных актов в кассационном порядке, - пояснил заместитель прокурора области Виталий Шабер. - Кроме того, в качестве одного из способов защиты своих прав ему можно рекомендовать повторное прохождение медицинского обследования. В случае подтверждения своих доводов, Лихачев вправе вновь обратиться в суд с требованием о возмещении ущерба.

Инфобокс:

Из заключения независимого врача-кардиохирурга (АО «Национальный научный кардиохирургический центр», г. Астана) Тимура Лесбекова: «Показания к оперативному лечению были продиктованы высоким риском сердечно-сосудистых осложнений (внезапная сердечная смерть, инфаркт миокард). У пациента было выявлено трехсосудистое поражение коронарных артерий - сужение просвета от 60 до 95%. По рекомендациям Европейской ассоциации кардиологов, при таком поражении артерий показания к открытой операции имеют наивысший класс рекомендаций. Было проведено шунтирование всех трех артерий сердца. Метод через срединную стернотомию (рассечение грудины) обеспечивает доступ ко всем поверхностям сердца. Нестабильность грудины в нижней части - частое состояние после пластики, возникает у 10% пациентов. Проволочные швы прорезались из-за кашля, который развился как обострение ХОБЛ. Это ожидаемое состояние у пациента, перенесшего искусственную вентиляцию легких и курящего 44 года из 51».
Теги:

Обсуждение

При размещении комментариев к публикациям, ознакомтесь пожалуйста, с правилами сайта.
Мы напоминаем вам о необходимости уважать собеседников.

Новости по теме

другие Новости раздела

наверх