Злоупотребили…

23 сентября 2016 года, 06:33 178 Асем Ожарова
. - Злоупотребили…
«Люди! Это крик души! Помогите, пожалуйста! - появилось сообщение в социальной сети. - Специализированный дом ребенка не хочет вернуть мне дочку. Они сомневаются, что я могу содержать ребенка. Пожалуйста, кто знает меня, придите в ювенальный суд и поддержите меня!»

Автор поста, Дамир Ахметов (имя и фамилия мужчины изменены), только словами не обходится, выкладывает на свою страницу множество фото: вот дочурка целует счастливого папу, вот они, держась за руки, гуляют по парку, а тут оба заливаются от смеха.

«Устинка плюс» не осталась в стороне - неужели разворачивается очередная история из серии о равнодушных полицейских, «злых» врачах из Дома малютки, бессердечных сотрудниках органов опеки и несправедливом суде?


Трижды поступившая

Мама маленькой Аяны (имя девочки также изменено) умерла, когда девочке не исполнилось и года. В официальном браке, рассказывает Дамир, они не состояли, и в свидетельстве о рождении Аяны отцом он не значился. Потому малышку как сироту забрали в Специализированный дом ребенка.

Но мужчина твердо решил - воспитывать дочку будет сам и начал восстанавливать отцовство.

Так Аяна вернулась в семью. А спустя два года, в марте 2016-го… снова очутилась в стенах Дома малютки.

- Да, я сглупил тогда, - теперь раскаивается Дамир. - Был в нетрезвом состоянии, попал в поле зрения правоохранительных органов.

Оступившемуся мужчине дочь в тот раз вернули. Но спустя месяц инспектор по делам несовершеннолетних снова оформил ее в Дом малютки. Причины полицейские посчитали вескими: недостаток внимания к ребенку, неблагоустроенный быт, а главное - снова пьяный папа.

- У меня не было своего жилья, - оправдывается Дамир. - Снимал квартиру, но хозяйка выгнала. Тогда знакомый сказал: на Защите есть бывшее административное здание, заезжай туда, сторожем будешь. Заняли с дочкой две комнаты. Да, не евроремонт, но было чисто и тепло. А полицейским не понравилось. Сейчас я снимаю дом в поселке Красина. Живем с тещей - мамой умершей жены и бабушкой Аяны. Она не работает и помогает мне смотреть за ребенком. А зарабатываю я хорошо - 90 тысяч тенге в месяц.

Свои доводы мужчине пришлось пересказывать судье - Специализированный дом ребенка подал на мужчину иск о лишении родительских прав. Дело рассматривали в Специализированном межрайонном суде по делам несовершеннолетних №1 ВКО.

Одинаковые истории


- Аяна впервые поступила к нам в возрасте 10 месяцев, - рассказала в суде директор Дома малютки Гульнар Даниярова. - Гемоглобин - 70. Не было никаких прививок, кроме полученных в роддоме. Мы привели девочку в порядок, и отдали ее «новоиспеченному» папе.

Но распрощались с Аяной в Доме малютки, не навсегда.

- В марте 2016-го ребенок поступает повторно, - продолжила Гульнар Даниярова. - С папой, появившимся через три дня, мы поговорили: «Дамир, если это повторится, мы будем подавать на лишение родительских прав», и он вроде все понял. Но девочка снова поступает к нам - 18 апреля, грязная, вшивая…

Но в суде Дамир продолжал настаивать - дочь ему должны вернуть, и парировал «железобетонным», по его мнению, фактом.

- Инспектор по делам несовершеннолетних освидетельствовал меня 17 апреля, а забрал ребенка 18-го, когда я уже был абсолютно трезв, - уверял мужчина
Но спор о том, сколько времени в организме держится алкоголь, ни к чему не привел. Эксперт сообщил суду, что у каждого человека все индивидуально, поэтому 100% гарантии, что человек на следующий день абсолютно трезв, не даст никто.

- Вы поймите, Дамир, - объясняла директор Гульнар Даниярова. - Дите без причины не заберут. Трехлетний ребенок ведь не может свои права защитить, не может сказать: «Папа, не пей». Кто-то должен защищать права детей…

И все такие истории, добавляет директор приюта, к сожалению, заканчиваются одинаково. Одинаково печально.

Без любви не растут

- В нашем Доме ребенка, в основном, такие дети - алкоголиков и наркоманов, - рассказывает директор приюта, и разрушает тем самым наивное и, наверное, стереотипное представление автора этих строк, что в детских домах живут исключительно те, чьи мамы-папы ушли из жизни, или те, кого бросили в роддоме.

- Думаете, родители умерли, ребенок сразу к нам поступит? - объясняет Гульнар Даниярова. - Нет. В нормальных и порядочных семьях этих детей под опеку берут родственники. Отказников тоже немного, во многом благодаря новому проекту «Ана уйi» («Дом мамы»). Из наших детей около 70% - дети пьющих.

…В Доме малютки ребятня после полдника играет на свежем воздухе. Опасливое ожидание, что малыши кинутся с криками: «Мама, мама!» и «Забери меня!» в духе лучших мелодрам, оказывается напрасным. Слезливая сцена не произошла, разрушив еще один стереотип. Дети лишь любопытничают, разглядывают незнакомого посетителя без тени заискивания во взгляде. В глаза бросается только рост малышей. Пятилеткам из старшей группы на вид года три, лишь иным крепышам дашь четыре.

- Дети маленькие во всех детдомах, - говорит директор Дома малютки. - И уже давно выяснили, что это - от недостатка родительской любви.

Кого жалеть?

- К нормальным родителям разве придут, просто так детей заберут? – продолжает разговор Гульнар Даниярова. - Соседи, родственники полицейских сами вызывают. «Мать пропала на несколько дней, холодильник пустой, я не знаю, чем детей кормить» - звонят бабушки, дедушки.

Не так давно, вспоминает директор Дома малютки, привезли женщину с ребенком.

- Восемь месяцев малышу, а весит 3,5 килограмма, - рассказывает врач. - Грязный, голодный. Попросила сестер принести 200 граммов молочка. Пока мы тут заявление писали, бедный ребенок, трясясь, его залпом выпил. Начали раздевать мальчика, а из колготок выпадает крышка от пивной бутылки. Такой у нас контингент. Хронические алкоголики, наркоманы.
Хитрые, изворотливые, врут с три короба, говорит директор.

- Первое время, когда я только пришла сюда работать, верила им, жалела, - рассказывает Гульнар Даниярова. - Если перефразировать известного классика, все люди счастливы одинаково, несчастливы по-разному. Вот это про них. У них столько разных историй, хоть романы пиши. То они работу ищут за тридевять земель, то у них денег нет на обратные билеты. Вот сегодня только была родительница из Зыряновска. Маме 28, она лишена родительских прав. Состоит на учете у нарколога с хроническим алкоголизмом. В очередной пьянке кидалась с ножом на мать. Но все равно отнекивается - это неправду про нее написали… Ладно, я «вру», полиция «врет», органы опеки «врут», все мы «заврались», но если уже и судья «заврался»? Думают, что мы ничего про них не знаем. Но все факты документально подтверждены, и суд просто так, без оснований, не лишит родительских прав.

В том, что забирают ребенка, виноваты только родители, уверена Гульнар Даниярова, а никак не бабушки, родственники, государство, полиция, все те, кого так любят винить непутевые родители. И жалеть надо не их. Детей.

- Малыши поступают чумазые, вшивые, - рассказывает врач. - Всю одежду выкидываем, ребенка отмываем, волосы сбриваем. У детей - недовес, анемия из-за плохого питания. Многие ребятишки пугливые, в глаза боятся смотреть. Кто знает, чего они насмотрелись в этих пьянках?

В последний раз?

Истории таких детей, повторяет главврач, хорошо никогда не заканчиваются. Почти никогда.

- Недавно девушка из Зайсана все-таки забрала ребенка, - рассказывает Гульнар Жаниярова. - Но там ее тетя суетилась - ходила постоянно, интересовалась, как и что делать. Саму маму, пролечившуюся и закодированную, за руку и привела. Все, обещала девушка, я больше не буду пить, я чуть не потеряла детей. Суд восстановил ее в родительских правах.

Пока, уже как месяц, тишина. Новостей, плохих или хороших, говорит Гульнар Даниярова, стоит ждать только через год - когда у мамы кончится кодировка. Но этот случай - редкий.

- В основном - одни и те же, одни и те же к нам приходят, - сетует директор Дома малютки. Безработные, пьющие, наркоманы. В первый раз ребенка отдаем. Но специально «пугаю» - пишите объяснительную, чтобы ребенок больше сюда не поступал сюда. При повторном поступлении будете лишены родительских прав, потом не обижайтесь на меня. Нет, нет, все, в последний раз… Не в последний. Бывает, что двое детей уже у нас, а они могут запросто и третьего завести.

Впрочем, часто не родительские инстинкты заставляют людей обивать пороги Дома малютки, а вполне себе меркантильный интерес.

- Многие требуют вернуть детей из-за денег, - говорит врач. - Чтобы получать пособие на ребенка, или не платить алименты. Был случай, мама получала пособие, а когда ребенку исполнилось полтора года, бросила его. Прямо здесь, у гаражей возле нашего Дома малютки.

Доказать себе

На последнем судебном заседании дело для Дамира Ахметова получило другой оборот. Специализированный дом ребенка решил изменить исковые требования, и вместо лишения родительских прав просить для Дамира Ахметова их ограничения.

- У нас нет цели разлучить девочку с отцом, - пояснил истец. - Тем более папа, судя по всему, исправился, повернулся к ребенку лицом. Закодировался на шесть месяцев. Каждый день навещает Аяну, общается, играет с ней. Мы хотим, чтобы, Дамир ценил ребенка, чтобы выводы сделал. Через полгода посмотрим, какие условия он создаст.

Суд удовлетворил иск.
- Ограничение - это не лишение родительских прав, - пояснила мужчине судья Сания Тутканбаева. - Видеться, общаться, материально поддерживать ребенка, создавать контакт с несовершеннолетним ребенком - ваше право.

- В конце сентября кодировка заканчивается, буду делать на три-четыре года сразу, - пообещал Дамир. - Хотя мне уже хватило осознать, что ребенка нет рядом. Я хочу доказать всем, что смогу быть достойным отцом.

- Вы себе должны доказать, а не другим, - заметила судья.

«Устинка плюс» будет следить за историей маленькой Аяны Ахметовой.
Теги:

Обсуждение

При размещении комментариев к публикациям, ознакомтесь пожалуйста, с правилами сайта.
Мы напоминаем вам о необходимости уважать собеседников.

Новости по теме

другие Новости раздела

наверх